Загрузка. Пожалуйста, подождите...
Главная страницаЧорна хроніка → "Шахта перешла в режим водоотлива" - письма простых людей из ОРДЛО

"Шахта перешла в режим водоотлива" - письма простых людей из ОРДЛО

19.05.2017, 11:14

Обесцененная недвижимость, остановленные предприятия, безработица, перебои с зарплатой и ожидание пенсии - хоть какого-то стабильного дохода - реалии жизни простых дончан, вынужденных жить в оккупации.

Пишут "Факты".

«Трехкомнатную квартиру в центре Донецка я продала за столько, за сколько здесь раньше покупали однокомнатные, — пишет бывшая дончанка Татьяна. — И была очень рада даже этому, потому что ощущения, что скоро смогу вернуться домой, у меня нет совсем. А сам процесс продажи просто подорвал мое здоровье. Риелтор сразу же задала коварный вопрос: «А вы — «въездная»? А то надо будет выписаться и оформить сначала документы «ДНР» — прежде чем совершать сделку в Украине. И еще: на доверенности, которую вы будете оформлять в Украине, не должно быть слова… «Украина». Затем она мне все же подсказала телефон нотариуса на украинской территории, который оформил доверенность «по-донецки». С виду документ был вполне стандартный.

Затем риелтор спросила: «Что у вас там есть?» Я перечислила удобства и плюсы капитального ремонта в виде качественной сантехники и стеклопакетов. После она попросила также описать мебель и даже… посуду, чтобы новым жильцам было комфортно в моем обжитом гнезде. При этом маклер убеждала, что квартира продастся в кратчайшие сроки, так как в Донецк люди возвращаются, потому что «появилась надежда». Мол, скоро предприятия заработают в полную силу, да еще и новые откроются — появится куча рабочих мест. А прекратят воевать с «республикой» проклятые «бандеровцы», дончане начнут восстанавливать «столицу». А это опять же — новые рабочие места. Начнут признавать дипломы вузов, оставшихся в «ДНР», студенты в Донецк учиться приедут…

Когда наконец-то спустя три года на мое жилье нашелся покупатель, я позволила себе задать риелтору встречный вопрос: «Если у людей „появилась надежда“ на светлое будущее „республики“, то почему у меня квартиру никто из „обнадеженных“ так долго не покупал? И если до войны покупателей жилья интересовало, сколько времени прежним хозяевам потребуется на вывоз вещей, то теперь интересуются в первую очередь тем, сколько и какое имущество хозяева квартиры им оставят. Хотя на цену это существенно не влияет».

Зря я, конечно, задала этот вопрос. Потому что риелтор мне тут же отомстила. Прямо при мне она позвонила покупательнице и пообещала, что поговорит со мной и «насчет сервиза». Моего фамильного сервиза, который приглянулся покупательнице. Мне она при этом объяснила, что через «республиканскую таможню» — а теперь у нас и такая есть — я этот сервиз не провезу, потому что у меня на него… нет документов. Да, на английский фарфоровый сервиз, доставшийся мне в приданое еще от прабабушки, документов у меня действительно нет. Но теперь и я буду злорадствовать, если в мое бывшее родовое гнездо, которое я уступила за бесценок со всем своим приданым, ценность которого измеряется не деньгами, вдруг «прилетит». Ну не может быть мародерам счастья. Просто не должно быть его у тех, кто спит в «трофейной» постели и ест из фактически «отжатой» посуды, о которой он всю жизнь мечтал, завистливо поглядывая на чужое добро".
***

«Жизнь в «ДНР» определенно налаживается, о чем можно судить хотя бы по оздоровлению эко… Ой, чуть не написал экономики. Экологии — хотел я сказать! — пишет Александр из Донецка. — Если десять лет назад все газеты с восторгом сообщали, что в сквер на оживленной окраине Донецка забрели лоси, а нильский крокодильчик Годзилла, до самых холодов резвившийся в Азовском море и даже в заводском отстойнике, вообще был топ-новостью целый квартал, то теперь фазаны, зайцы, лисы и дикие кабаны жителей окраин Донецка уже не удивляют. И только белки, перебегающие улицу Розы Люксембург в центре города, все еще остаются умилительной диковинкой. Так что остановка почти всех «национализированных» заводов и подавляющего большинства шахт оказалась полезной для зверья.

Для здоровья населения польза от прекращения работы вредных производств, наверное, тоже какая-то есть. Хотя трудоспособная его часть этого преимущества пока не оценила. И даже жалуется, потому что раз предприятия стоят, то и зарплаты нет. А без денег никакие праздники и длинные выходные особо не радуют. Хотя праздники в «республике» чуть ли не каждый день, а выходные по случаю торжественных мероприятий все длиннее. В этом году у многих эти выходные, на­ступив 28 апреля, закончились аж 15 мая. Фактически это отпуск, который следовало использовать с толком. Можно было поехать к родственникам на мирную территорию. Но это если у вас есть минимум тысяча гривен, потому что сейчас проехать, например, из Донецка в Мариуполь «без препятствий» (то есть без долгого стояния в очереди на блокпостах. — Авт.) стоит 400 гривен в один конец. А оттуда до Киева — всего ничего — 160 гривен поездом в плацкарте.

Можно было провести отпуск и в селе на огороде. Конечно, если огород есть и находится не в зоне боевых действий, а также если у хозяина огорода имеется что сажать-сеять. Но, пока ждешь урожая, тоже надо что-то кушать.

Деньги нужны хотя бы на хлеб и оплату коммунальных услуг, дешевизной которых мы, жители «республики», по праву гордимся. Но если услуги и квартплата за стандартную однокомнатную хрущевку обходятся жителю «ДНР» в среднем 800 рублей в месяц, а пенсия у него 2 тысячи 600 рублей или зарплата 3 тысячи рублей, то слишком уж дешевыми коммунальные услуги уже не кажутся. Тем более что такого блага, как субсидия на оплату коммунальных услуг, в «ДНР» нет".
***

«Недавно в республике отмечали… День производственного травматизма. Да, по телевизору так и сказали, — пишет дончанин Валентин. — «Это как?» — спросил я у телевизора, который на протяжении последних двух лет является моим надежным собеседником, так как всех домочадцев я отправил за пределы «республики», быстро оценив перспективы, вернее, отсутствие таковых, нашей семьи в младом «государстве».

Я волей-неволей смотрю «ящик» всю смену: охраняю то, на что никто не покушается: неработающий объект, расположенный в зоне обстрела. По этой причине по территории ночью лучше не ходить, а забраться в подвал и смотреть там телевизор, пока залетная мина не «выключит» свет. Такое случалось, и тогда когда мою импровизированную лежанку в сыром подвале трясло от исходящих, а затем свет и вовсе погас, потому что где-то повредили провода.

Программу передач хоть на завтра, хоть на месяц вперед я давно знаю наизусть. Это несложно. Если с утра показали детский утренник в школе, то этот же сюжет с подробным перечислением победителей и организаторов действа «республиканского значения» будут крутить до самого вечера. Впрочем, подходящие поводы для торжеств в республике просто не переводятся! Например: столетие создания большевиками рудничных комитетов профсоюзов на шахтах поселка Холодная Балка в Макеевке.

А вообще, теледень начинается, как правило, со «сводок» Эдуарда Басурина. Если слушать «Эдичку» (так «заместителя министра обороны» нашей «республики» называют его фанатки), то Донецк «украинские каратели» обстреливают до тысячи и более раз в день. И остается только удивляться, что центр города еще не в руинах, лишь асфальт на дорогах поврежден гусеницами бронетехники. Только вот не говорят, чья бронетехника. ИГИЛ, который, по словам Басурина, воюет на стороне батальона «Азов» в Мариуполе, в Донецк не заезжает — его успешно останавливают доблестные войска «трактористов» и «шахтеров» из Бурятии. Как признался тележурналисту один такой «горняк» из Республики Саха: «Я хочу тут остаться. Написал уже Захарченко, что хочу стать гражданином „ДНР“, потому что у вас хоть и война, но состояние улиц и дорог лучше, чем у меня дома».

Да, вот пока писал вам письмо, нашел в Интернете, что это за праздник такой мы отмечаем накануне Первомая. Оказалось, что это День охраны труда, который в «республике» назвали Днем… производственного травматизма. И, конечно, ознаменовали его докладом об успехах, достигнутых нашей «развивающейся страной» в этом направлении: какой-то министр с гордостью рассказал мне с экрана, что «травматизм на производстве в Донецке упал аж в пять раз — по сравнению с тем временем, когда город „был оккупирован Киевом“. Что в республике следят за условиями труда, всех инструктируют и профилактируют. Ввели на предприятиях информационные дни…» Я даже заинтересовался: какие такие производства у нас вовсю пашут, аж дымятся? С радостью бы на них устроился! А то я со своим дипломом о высшем образовании, который в мирное время приносил мне зарплату почти в тысячу долларов, ныне год искал себе в Донецке работу, пока наконец устроился охранником на зарплату аж в три тысячи «духовных» рублей!

День производственного травматизма в «республике» легко может перерасти в «праздник, который всегда с тобой». Потому что на многих шахтах металлические крепления и кабель заменить давно уже нечем, разве только починить. Поэтому начальство призывает горняков беречь оставшееся оборудование и крепить горные выработки «на совесть» тем, что… нарубили — срубленными в посадках тополями вместо положенной по ГОСТУ сосны. А если нужно заменить латанную-перелатанную транспортерную ленту или детали проходческого комбайна, то горнякам одной шахты приходится дожидаться пока… остановится другая. Тогда им и достанется «в наследство» все, что высвободилось на остановившемся производстве: оборудование демонтируют и перекинут в еще работающую шахту.

Говорить о производственной разрухе с голубого экрана научились грамотно. Например, если шахта прекратила добычу угля, то руководитель предприятия объявляет: «Шахта перешла в режим водоотлива». На деле это означает, что тысячи семей работников добычных участков и проходчиков останутся без куска хлеба.

А обещанное на полном серьезе (!) горнякам трудоустройство на восстановлении Донецкого аэропорта и возобновление строительства метро оказалось махровым фейком, над которым теперь смеются даже самые ярые сторонники «Новороссии», такие, как, например, мой напарник, несущий вахту на воротах нашего никому не нужного объекта. Сюда время от времени приезжают лишь бригады по резке металла со справками-разрешениями за подписью какого-нибудь «министра». Теперь, когда я спрашиваю напарника, когда состоится пуск первой ветки Донецкого метро, он мне с такой же ехидцей в голосе отвечает: «Вот возьмем Лондон, как обещал наш маршал Захарченко, тогда и построим метро». Мы с ним дружно смеемся и судачим о «достижениях» нашей молодой «республики». Затем включаем в своих каптерках телевизоры и дальше смотрим детские утренники, викторины, интервью «министров» о «перспективах развития» промышленности в «республике» и «сводки от Эдички», который не перестает удивлять своей неиссякаемой фантазией".
***

«Заводчане и шахтеры не могут похвалиться стабильностью в выплате зарплат, — пишет Юрий, работник одного из остановившихся заводов в Макеевке. — В шахтном объединении «Макеевуголь», где из десяти шахт работают четыре с половиной, сейчас выплачивают 30 процентов зарплаты за… февраль прошлого года (полная зарплата — 5—10 тысяч рублей). Горняков по всей «республике» отправляют уж не знаю в какие по счету в этом году отпуска.

Знаю, что стали на «консервацию» такие флагманы угледобычи, как шахта имени Скочинского в Донецке и «Щегловка-Глубокая». И даже «Комсомолец Донбасса» в городе Кировском, которую вроде бы запустили после «национализации» и даже успели выплатить горнякам зарплату за уголь, отгруженный в течение последних полутора месяцев — часть марта и апрель, с 1 по 15 мая стояла. Притом шахтерам сказали, что до сентября заказов на уголь не предвидится, поэтому тем, кто еще не доработал до пенсии, лучше поискать себе другую работу. Такое положение на всех пока работающих шахтах повсеместно: склады с углем, который Захарченко обещал «продавать в Россию», переполнены.

На многих заводах работают по графику — один день в неделю. Поэтому когда местные «СМИ» сообщают, что на каком-то предприятии выплатили зарплату, то это следует понимать: оплатили четыре рабочих дня, выдав за месяц, согласно тарифной ставке, аж 500—1000 рублей. Например, на Макеевском металлургическом заводе, где под Украиной плавильный цех производил 100 плавок в день, после «национализации» проводят всего 16. В бесплатные отпуска не отправили только тех, кто обслуживает территорию.

Остались без зарплат даже работники Донецкого машиностроительного завода имени Ленинского комсомола Украины, который теперь стал «оборонным» предприятием — ремонтирует военную технику. Недавно прочел в соцсети воззвание одного из ярых «республиканцев» к местным «СМИ»: «На оборонном предприятии в условиях войны народ без пайки оставили!» Автор текста предлагает местным журналистам освещать судебный процесс работяги, который подал в суд иск к руководству «Донецкгормаша им. ЛКУ» с требованием выплатить ему зарплату за девять месяцев. По словам работника завода, в течение этого времени он ремонтировал танки с фронта, но денег не получал.

Более-менее регулярно в «ДНР» выплачивают только пенсии. И это заставляет многие семьи буквально… молиться о скором выходе на пенсию кого-нибудь из членов семьи. Потому что пенсионер зачастую и становится главным кормильцем".

"62.ua"


 

ЧИТАЙТЕ ТАКОЖ:
 
23
 

Комментарии -
0

Добавить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылки Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Вставка спойлера | Вставка email